леди Чжэнь
Я просто мимо пробегала...
Странные ощущения возникают очень неожиданно, и почти всегда на вещи, которые вроде терпимы, но необычны. В литературе я бы такое словосочетание предпочла не использовать, но в разговорной речи удержаться не могу...

Так вот. О чем я. Я решила последовать Стасиному предложению и глянуть в дубльгис, чтобы найти какую-нибудь нормальную едальню рядом с моей второй работой. А именно - на Затулинке рядом с ТЦ Династия. И о чудо мне выдало целую одну столовую в округе. То есть там достаточно шаурмячных, но мне хотелось нормальной еды. Зря, наверное.
У столовой был целый один отзыв на Флампе. Его суть: "Кормите отлично, все водители, что у вас ежедневно обедают, очень довольны, но косметический ремонт бы вам не помешал!" Этот отзыв посеял во мне стойкое сомнение.
Когда я еду на Затулинку, я проезжаю Мегу, и я бы пообедала там, но потом глянула в свой кошелек и поняла, что у меня нет 500 р. на один обед. И всё-таки отправилась искать ту столовую. Итак. Вышла на конечке - передо мной открылся вид на длинный жилой панельный дом без признаков того, что там есть хоть сколько-нибудь приличная арендованная площадь. Но мне хотелось есть, и я решила не сдаваться. Я прошла к середине дома с его задницы, так сказать, и нашла маленькое крыльцо, на котором висел потрепанный плакат "Столовая" и "Восточная кухня: плов, самса, лагман, борщ". Отступать было поздно: я зашла. Столовой я не увидела. Передо мной был коридор, погрузивший меня в атмосферу девяностых и Сталкера одновременно. Я прошла по тоннелю из бетона, металлических перекладин и фанер, выкрашенных совдеповской розовой краской; по полу, на котором от вышарканности были видны доски и все слои краски на них, верхний из которых был по-совдеповски кирпичного цвета. И дошла до развилки, где слева открывалось маленькое помещение, напоминавшее место для приема пищи.
Из чудных советских времен меня перенесло в конец 20 века. Столовая была сделана в стенах однокомнатной квартиры, и когда лет *цать назад её переделывали, то очевидно, что внутреннюю облицовку оставили от прошлых хозяев. Слова “не помешал бы косметический ремонт” заиграли для меня новыми красками. Полы там я уже описывала, от коридорных они не отличались ничем. Обои неблагоразумной светлой расцветки имели следы грязи и паутины. Мебель являла собой сборную солянку из пластиковых стульев, школьных стульев и кухонных дешевых столов, на одном из которых стоял телевизор, вещающий какую-то модную передачу про ремонт. Изображение на нём предполагалось быть цветным, но смотрелось, как черно-белое с оттенками. Единственное, что меня немного успокоило - это холодильная витрина. Она выглядела чистой и отжившей менее одного десятка лет. Впрочем, в тусклом свете лампочки Ильича я могла чего-нибудь не увидеть.
Я недавно купила себе новый пуховик: черный, кожаный, с опушкой из чернобурки. Ещё я имею последнее время тенденцию краситься перед выходом из дома. И в первый раз я почувствовала, что нахожусь в неподобающем месте от того, что выгляжу гораздо лучше этого места, а не наоборот, как это обычно случалось. Но такие вещи я воспринимаю как приключение, а потому на меня нахлынуло романтичное настроение: я видела себя на трассе, убегающей от погони, на пути в какой-нибудь Норильск. На мне должна была быть старая синяя куртка и перчатки без пальцев, а за поясом спрятан пистолет. И вместе с тем я думала о Диме, которому срочно потребовались бы помощь мед.персонала и приобщение к прекрасному после посещения данного заведения.
Выходила я оттуда с очень странным чувством.

П. С. А, ещё еда. Это был обычный плов, вполне неплохой, и обычный чай, поданные в обычной пластиковой посуде. И надо сказать, я даже не отравилась.

@темы: Из жизни, Смешняфки